Цена печати онлайн или Обратитесь к менеджеру Узнай о «Девизе» все за 3 минуты!

Новый этап развития типографии «Девиз»: уникальная KBA Compacta 518 и перевооружение производства

21.08.2018

Генеральный директор Типографского комплекса «Девиз» Олег Киселёв и коммерческий директор Илья Имамназаров о том как предприятию удаётся сохранять лидирующие позиции на рынке печати периодики и каталогов для коммерческих компаний и ритейла.

ООО «Типографский комплекс «Девиз» ввёл в эксплуатацию и с 1 января 2018 года в промышленном режиме эксплуатирует уникальную для России ролевую печатную машину KBA Compacta С 518. А в июне новым генеральным директором типографии был назначен Олег Киселёв.

Вскоре после его вступления в должность мы встретились с ним и коммерческим директором комплекса Ильёй Имамназаровым, чтобы побеседовать о новой машине, рыночных тенденциях и позиционировании типографии на рынке. В беседе также принимал участие Павел Белявский («КБА РУС Северо-Запад»), который провёл экскурсию по производству, с особой гордостью продемонстрировав две ротационные машины Koenig & Bauer.

Поздравив нового директора типографского комплекса, который успешно работает на рынке Северо-Запада с 1995 года, мы, не теряя времени, перешли к конкретике.

— Для каких целей приобреталась КBA С 518?

О. K.: Наша новая машина является уникальной, подобных машин в России больше нет. И наше движение в эту сторону связано с существующей динамикой рынка и изменением структуры полиграфической продукции, представленной на рынке, потому что традиционные СМИ, к сожалению, переживают не лучшие времена. Тиражи традиционных периодических изданий падают, и тому много причин: развитие цифровых технологий, изменений потребностей аудитории и т. д. Поэтому, для того чтобы не терять объёмы производства и развиваться, мы двигаемся в новые сегменты.

Эта машина ориентирована в первую очередь на производство всякого рода рекламной продукции, в первую очередь это каталожно-рекламные издания для строительных, производственных компаний и для ритейла.

Она может производить более 24 различных форматов цветной продукции в готовом виде тетрадями до 40 А4 в блоке со скреплением скобой или клеем на выходе из машины. Это является нашим серьёзным конкурентным преимуществом и позволяет нам создавать экономически интересные предложения в обозначенном сегменте рынка.

— Если говорить о структуре пакета заказов типографии, какие доли в объёме заказов занимает листовая печать и ротация?

О. К. У нас три ротационных машины и ролевая печать — это наша главная специализация. Основная рабочая лошадка — это газетная машина GOSS Universal 70, полностью автоматизированный печатный комплекс, позволяющий обеспечить производство трёх независимых друг от друга тиражей газетной продукции. Плюс у нас есть уже давно работающая и не выведенная из строя KBA Compacta и, соответственно, наше новое приобретение — КBA С 518.

И. И. Если оценить грубо, то листовая печать у нас сегодня составляет 18–19% от общего объёма. В 2017 году мы вошли в новые для себя ниши листовой печати, достаточно интересные направления, которые показывают сейчас очень хорошую динамику. С учётом этого объём листовой печати может вырасти до 22%, всё остальное это ротация. К тому же разделение по типам печати довольно сложно, поскольку у нас печатается достаточно большое количество комбинированных изданий — обложка, блок и различного рода рекламные полосы-вставки одного издания могут печататься на различных типах печатных машин.

Относительно новой машины… Безусловно, мы предварительно просчитали долю рынка, динамику и стабильные объёмы загрузки для неё. С другой стороны, это абсолютно разумный ход, поскольку вся история существования «Девиза» свидетельствует о том, что мы достаточно планомерно модернизируем и наращиваем парк оборудования. Полиграфия — это велосипед: пока едешь, крутишь педали, движешься вперёд, ты растёшь. Как только остановился, ты начинаешь терять рынок. Объём продукции, который выпускает «Девиз», самый большой на Северо-Западе в нашем сегменте рынка. И мы намерены развивать эту динамику.

— Насколько велика конкуренция на рынке печати рекламной продукции в вашем сегменте?

И. И. С тех пор как мы вышли на рынок рекламной продукции для ритейла, ещё с машиной KBA S80, мы не раз и не два сталкивались с достаточно мощной конкуренцией, в том числе со стороны московских типографий, но, как правило, наши производственные и технические возможности, скорость, качественная составляющая и ценовая политика оказывались для клиента более предпочтительными.

Compacta S80 — первая машина «Девиза» от KBA (брендированная KOEBAU ALBERT, так тогда называлась компания KBA. Сейчас Koenig & Bauer).

О. К. Трансформация «Девиза» происходит в соответствии с изменениями требований рынка. Некоторое время назад была открыта производственная площадка в Эстонии с серьёзными возможностями по глянцевой печати. И сейчас мы используем эти мощности и для российского рынка, а производство в Санкт-Петербурге работает среди прочего и на западный рынок. Мы развиваем это направление, в том числе и для загрузки новой Compacta.


Флагманская машина типографии «Девиз» — это практически отдельная фабрика, занимающая целый цех, не считая отдельно выведенных систем охлаждения и подачи газа. На входе машина принимает бумажные роли высотой в человеческий рост, а на выходе из неё со скоростью порядка 20 тысяч экземпляров в час получаются готовые издания объёмом до 40 полос А4, скреплённые скобой или клеем (пять изданий в секунду!).

Павел Белявский, проведя содержательную экскурсию («КБА РУС»), рассказал о конфигурации и особенностях машины, процессе её поставки, монтажа и ввода в эксплуатацию: «Реализация проекта поставки уникальной рулонной офсетной печатной машины «Компакта-518» в типографию «Девиз» с момента рассмотрения спецификации машины и до ввода машины в эксплуатацию на новом месте, включая кропотливую работу над контрактом, работами по демонтажу машины в бельгийской типографии, транспортировке и установке в Петербурге, заняла более полутора лет.
 
Сама по себе машина уникальна благодаря прежде всего уникальному грейферному фальцаппарату V5 регулируемого формата для работы как с вертикально, так и с горизонтально расположенными полосами. Такой фальцаппарат позволяет производить продукцию максимально возможного количества форматов изданий.

Одним из сложных моментов в реализации проекта была необходимость из-за недостаточной высоты потолка печатного цеха устанавливать фальцаппарат на 1,5 метра ниже уровня пола, для чего была сделана огромная ниша размером 10×6 метров и глубиной в 1,5 метра. Это был практически настоящий бассейн с гидроизоляцией, куда впоследствии был опущен огромный фальцаппарат. При этом сложность ещё заключалась и в том, что сначала было необходимо перенести все компоненты печатной машины в печатный цех именно через этот котлован, включая огромную 15-метровую газовую сушку. И здесь нужно отдать должное специалистам типографии, которые смогли решить такую нетривиальную задачу в оперативные сроки оригинальным и надёжным способом, сначала заполнив котлован специальными мостовыми конструкциями, а затем очень быстро разобрав их, чтобы не задерживать внесение компонентов печатной машины в цех из уличной зоны разгрузки.

Интересным и крайне полезным моментом в процессе ввода машины в эксплуатацию было заранее согласованное сторонами проекта участие в обучении персонала «Девиза» печатника и бывшего владельца бельгийской типографии, где ранее работала эта машина».

 

— Насколько востребована ваша эстонская производственная площадка и чем это обусловлено?

О. К. Достаточно большой пакет российских журналов печатается у нас в Эстонии, поскольку транспортное плечо небольшое и у нас достаточно хорошо отстроена логистика. Плюс ввозные пошлины на бумагу и готовую продукцию позволяют нам предлагать конкурентные цены.

И. И. За более чем пятилетнюю историю работы эстонского подразделения был проведён громадный объём работ, связанный с оптимизацией производственного процесса и организационных вопросов и т. д. В результате мы можем предложить ценовую политику, которая успешно выигрывает и у локальных, в данном случае европейских производителей, и в ряде случаев — у российских. Издателям, которым необходим гарантированный уровень качества, наше предложение интересно, поскольку типография, которая находится в Таллине, предлагает определённый европейский стандарт качества глянцевого журнала.

— И какой процент составляют в «Девизе» европейские заказы?

О. К. Пока небольшой, но прецедент уже создан, и мы намерены развивать это направление. На Западе есть ритейл, которому необходима рекламная печатная продукция, и наше предложение на отечественной газетной и легкомелованной бумаге оказалось вполне востребовано. Это не скоропортящийся, как ежедневная газета, продукт, мы вполне успеваем его производить и доставлять при условии, что его жизненный цикл составляет как минимум месяц или две недели.

И. И. Я приоткрою интригу относительно печати для европейских сетей ритейла. Печать осуществляется нами как на колд-сете, так и на хит-сете. У нас был опыт печати достаточно большого тиража на GOSS на газетной бумаге и также мы печатали на KBA с газовой сушкой на отечественной легкомелованной бумаге. Как будет развиваться это направление дальше, предсказывать сложно, но весь технологический и логистический процесс за годы плотной работы с таможней у нас отлажен.

Сейчас у меня на рассмотрении лежит два крупных контракта с финскими ритейлерами. Причём наши северные соседи просчитывали печать не только у нас, но и в Москве, и чуть ли не в Сибири. Так что эта история в некотором смысле показательна в смысле интереса к печати в России.

О. К. Ситуация разворачивается. Если в своё время российские издатели массу изданий размещали в финских типографиях, то теперь практика показывает, что определённые виды полиграфической продукции выгоднее печатать в России.

— Есть ли понятие минимального тиража, ниже которого в «Девиз» обращаться не имеет смысла?

И. И. «Девиз» — коммерческое предприятие, задача которого удовлетворить требования клиента и при этом получить прибыль. Соответственно, принимая в работу тот или иной заказ, мы руководствуемся пониманием его прибыльности. За последние пять лет мы научились работать с короткими тиражами, в том числе на наших ротационных машинах. Это может быть тираж пять тысяч или даже меньше, но определять всё будет в любом случае соотношение себестоимости и прибыли.

Наши машины, несмотря на свой большой размер и скоростные характеристики, достаточно интенсивно оснащены системами контроля, которые позволяют нам быстро выходить на тираж и оптимизировать расходы, связанные с приладкой, браком и т. д.

— Ранее вы упомянули новые типы продукции, которые освоила и успешно производит типография. Можете приоткрыть завесу?

И. И. Это, условно говоря, сегмент канцелярской продукции и упаковки. Это могут быть раскраски, обучающая и развивающая литература, листы для творчества, скрапбукинга и т. п. Это огромная ниша.

Мог ли я представить десять лет назад, что «Девиз» будет печатать цветную бумагу, тонировать газетную бумагу, фальцевать в тетради, шить на скобу и двигать эту продукцию в торговые сети. Но мы стараемся работать в тех нишах, где ещё можно получить большие тиражи. Мы также используем партнёрские схемы с полиграфическими компаниями, которые работают с розницей. Они генерируют для нас заказы и размещают их на нашем производстве.

«Девиз» как типография в силу технических особенностей имеющегося у нас печатного оборудования может экономически оправданно выпускать продукцию в эксклюзивных форматах недоступных другим типографиям. Естественно, мы по максимуму стараемся использовать это преимущество.

О. К. С учётом того что у нас имеется ролевое и листовое оборудование большого формата и достаточно серьёзные возможности по постпечатной обработке, мы можем производить уникальные комбинированные продукты, причём по очень конкурентной цене. В отношении коммерческой продукции это может быть некий рекламный каталог, отпечатанный на ротации, в который тут же могут быть вставлены какие-то вклейки или листовки, отпечатанные на листовой машине.

— Насколько интересно для «Девиза» книжное направление?

И. И. Пять лет назад мы рассматривали бизнес-проект по организации на этой площадке книжного производства с полностью автоматизированным процессом, с покупкой дорогостоящего оборудования и т. д. В итоге те данные, к которым мы пришли в итоге расчётов, были признаны экономически неэффективными. Мы печатаем издания формата покетбук в мягком переплёте, но говорить о том, что это хоть сколько-нибудь серьёзный бизнес не приходится.

— Рассматривает ли «Девиз» развитие в области цифровой печати?

О. К. У нас есть некоторый набор цифрового печатного оборудования, но цифровая печать — это несколько иной сегмент рынка, иные обороты, которые несопоставимы по масштабу бизнеса с нашим производством. В данном случае мы при необходимости предпочитаем отдавать работу на аутсорсинг. Пожалуй, сегодня это общемировая тенденция — не тащить на себе всё, как можно меньше иметь своего и использовать арендные или партнёрские схемы.

И. И. Я бы сказал, что мы пока в ожидании, потому что развитие технологий цифровой печати проходит очередной этап. Я для себя отмечаю, что с 2016 года каких-то прорывов в этой области нет. Если произойдёт перелом, который выведет цифровую печать на интересующие нас масштабы и себестоимость, тогда, скорее всего, мы будем рассматривать предложения.

Мы не покупаем идеи, мы приобретаем либо проверенные технологии, либо налаженный бизнес. «Девиз» — это 400 человек персонала, это площадка недалеко от центра, это огромное количество потребностей, то есть у нас крупное промышленное производство, и производство малотиражной продукции это не наша ниша.

— Насколько стабилен ваш штат, коллектив?

О. К. Основной костяк на предприятии работает уже много лет. У нас в хорошем смысле семейное, династийное, в хорошем смысле особое предприятие. Для того чтобы коллектив ценил предприятие, мы применяем специальные программы и всячески используем в том числе нематериальные мотиваторы, стимулирующие профессиональный рост.

П. Б. Действительно, это видно даже со стороны, на всех уровнях — к примеру, в подходе к делу, в новаторских решениях главного инженера, в пытливости печатников. По мере реализации нашего проекта, а это был продолжительный отрезок времени, я видел, как люди ратуют за идею, за экономию, понимая, что это делается для компании, а значит и для них самих. И всё это делалось так искренне и заинтересованно! Встретить такой подход дорогого стоит.

— Кого «Девиз» считает своими ближайшими конкурентами в целом и отдельно по направлениям?

И. И. Основной наш конкурент — это рынок. Мы постоянно находимся в конкуренции с существующей на рынке ситуацией, а на неё влияют внешние факторы, внутренние проблемы и т. д. Если говорить о модели и структуре предприятия, оборудовании, я не знаю, с кем нас можно было бы сравнить на Северо-Западе.

По газетной печати, я думаю, что не совру и мой павлиний хвост ничуть не поблекнет, если скажу, что конкурентов у нас нет. Объясню почему. В своё время, когда в Москве только начинали в полный рост строить новые газетные типографии, «Девиз» уже производил миллионные тиражи полноцветной газетной продукции и московские коллеги приезжали к нам и учились технологии, цвету и т. д. Если говорить об объёмах, то 78% газетной продукции Северо-Запада печатается у нас.

На журнальном направлении интересантов очень много, поэтому когда мы установили первую журнальную машину KBA S80, то сразу пошли в ритейл. Я помню первые каталоги «О’КЕЙ», которые печатались на этой машине, вся «бытовка», очень много всего. Мы никогда не претендовали на большой кусок пирога журнального рынка, хотя для этого у нас есть листовые мощности и площадка в Эстонии.

К моменту, когда мы поставили свою первую KBA Compacta, на рынке уже работали такие монстры журнальной печати, как «МДМ-печать», «Текст», «Пушкинская площадь», «Алмаз». И все они делили один и тот же журнальный рынок. Тогда пышным цветом цвели издательские дома, которые генерировали достаточное количество высокотиражных глянцевых журналов, поскольку основные рекламные бюджеты были там. Мы одни из первых сломали рынок и стали печатать хит-сетом на газетной бумаге, и изначально ориентировались на сетевые каталоги.

А вообще нашим конкурентом может быть любая типография, обладающая оборудованием для журнальной печати, которое может печатать 16 полос А4 формата на скорости 20 тысяч экземпляров в час.

О. К. Главное, чтобы конкуренция была добросовестной, потому что подчас типографии откровенно демпингуют. чтобы взять очередной сегмент или заказчика, не думая о том, как они будут работать на рынке дальше.

— Есть ли примеры изданий, которые печатаются у вас со дня основания и до сих пор?

И. И. Конечно есть, их много, это даже не отдельные издания, а издательства, с которыми у нас сложились долгосрочные партнёрские отношения. Например, газета «Метро» — наш давний и надёжный партнёр. Мы печатаем её оперативно, большим тиражом, с восьми башен одновременно, и альтернативы нашему предложению, в том числе по цене, просто нет. 350 заказчиков периодики у нас размещаются ежемесячно, не считая различной мелочовки и нерегулярных изданий.

— Что сейчас является наиболее важным для заказчика, когда он обращается к вам? Цена?

И. И. Цена, качество, стабильность, чёткая схема взаимодействия и логистики. Когда вы выстраиваете жизненный цикл своего издания на взаимодействии с сетями, которые, к примеру, готовы принять вашу продукцию до 8 утра и не минутой позже, то цена для вас будет уже не на первом месте. Конечно, в этой формулировке есть доля лукавства, поскольку большинство издателей сейчас находятся в такой рыночной ситуации, что цена для них, пожалуй, является определяющим фактором, но тем не менее чёткое соблюдение сроков и прочих договорённостей — это один из столпов, на которых строится наше долговременное сотрудничество с заказчиками.

— Рассматривались ли альтернативы КБА? Как происходил процесс выбора печатной машины?

И. И. Конечно, были другие предложения, в том числе от японских производителей. Но наши давние партнёры «КБА РУС» проявили изрядное терпение, отвечали на все наши каверзные запросы и процесс изучения, поездки для демонстрации и консультаций был достаточно долгим.

О развитии мы думали давно, ещё когда в 2012 году «Газетный комплекс» заявил о намерении приобрести ротацию сухого офсета KBA Cortina. Мы тогда обновили Speedmaster 102 и ждали момента, когда в своём развитии достигнем точки, где усиление машинного парка будет необходимо. То, что мы приобрели KBA, было естественно, потому что уже имели большой опыт работы на оборудовании этой марки и взаимодействия с поставщиком. Второй момент — это качественная составляющая и поддержка поставщика-партнёра, который всегда обеспечивал нам все необходимые консультации, максимально облегчал процесс запуска и делал эксплуатацию машины максимально комфортной.

— Как проявила себя машина за прошедшие полгода?

О. К. Машина работает, выходим на штатные параметры. В целом мы довольны.

И. И. Я скажу так: возможности, которые заложены в машину, мы продолжаем постигать и осваивать.

В самом начале нашего разговора вы спросили про позиционирование «Девиза». У меня наконец созрел ответ. Отношение наших акционеров к полиграфическому бизнесу всегда было вполне практичным: бизнес должен приносить прибыль. Исходя из этого подхода и понимая реалии и ментальность отечественного бизнеса, мы никогда не закладывали европейские стандарты и бизнес-модели с точки зрения инвестиционных сроков. Сроки окупаемости инвестиций у нас очень короткие и жёсткие. Поэтому, как только машина полноценно заработала в конце 2017 года, мы стали печатать хорошие тиражи, абсолютно понимая при этом риски, с которыми мы можем столкнуться, начиная от каких-то технологических моментов и до остановки машины. Но надо сказать, что буквально с 1 января 2018 года машина работает в режиме постоянной загрузки.

Нам это необходимо, потому что без выверенной статистики мы не сможем окончательно определиться с вещами, которые определят наше конкурентное положение, включая ценовую политику, объёмы загрузки, сроки выполнения заказов и т. д.

Пока те данные, которые мы получили, свидетельствуют о том, что есть запас мощности, и если нужно будет пойти, что называется, «против всех», то мы сможем это сделать и выстоять. Запас прочности у этой машины очень большой. Но при этом мы прекрасно понимаем, что сломать рынок немудрено, а вот снова его вывести на интересные позиции с точки зрения рентабельности гораздо сложнее.

— В чём основная отличительная черта «Девиза» и каков ваш посыл рынку?

О. К. Прежде всего, пожалуй, это многогранность типографии. Поскольку у нас самый развитый парк оборудования в нашем сегменте, мы можем предложить разнообразные и комплексные услуги. Наш посыл рынку заключается в следующем: несмотря на то, какие сложности сейчас испытывает периодика, производителям и заказчикам необходимо изучать друг друга и искать пути и форматы оптимального взаимодействия, чтобы максимально использовать возможности производства для своей эффективной деятельности.

И. И. Я всегда выступал за максимальное общение со всеми участниками рынка — и с конкурентами, и с заказчиками, и с поставщиками, и с партнёрами. В той работе, которую мы выполняем, это очень важно. К примеру, ситуацию по Северо-Западу я знаю хорошо и могу являться экспертом для своих московских коллег, а они в свою очередь — для меня.

Необходим обмен данными, опытом работы… Конкурентная среда определяется среди прочего и градусом взаимодействия. Можно жить в своём мирке и думать, что весь мир живёт по твоим правилам, а можно держать глаза и ум открытыми, адекватно воспринимая и оценивая всю сумму информации, тогда есть шанс быть эффективным.

 


Автор Александр Шмаков, главный редактор портала PRESS.SPB.RU

Ссылка на оригинал статьи здесь